Обо мне

МОЯ СТРАНИЦА:

КОНТАКТЫ:



ДРУЗЬЯ:


Моя фоткаВ одном из рассказов Виктории Токаревой есть такой диалог.

Героиня рассказа, познакомившись с художником, спрашивает его:

— Ты хороший художник?

— Конечно, — отвечает он. — Считать себя плохим художником и заниматься живописью — это шарлатанство.

(Это я, так сказать, применительно к себе>:-))

Бывает, когда узнают, что я композитор, спрашивают:

— А какие песни ты написал?

3:~C

Говорю, что песен у меня нет, а есть, скажем, 5 симфоний, 10 струнных квартетов и т.д. В меня всматриваются с некоторым страхом — не призрак ли? — и неуверенно произносят что-то вроде:

— А... зачем?

Я и сам спрашивал себя об этом. Вопрос риторический. Правильнее не «зачем», а «почему».

— Так почему?

— Потому что...

Потому что это откуда-то идёт через меня. Я определяю это понятием «звучу». Был как-то фильм о композиторах, художественный. И там есть такой эпизод: идёт по улице главный герой, возвращается откуда-то. И в это время за кадром звучит какофония из ошмётков музыкальных тем, наплывающих друг на друга (музыку к фильму написал Р. Леденёв, очень точно написал. (Недавно нашёл этот фильм в интернете: «Перед самим собой», 1985. Там даже несколько таких музыкальных эпизодов.) Вот так вот оно и есть, только успевай — вылавливай).

Бывает, что я долгие месяцы «не звучу». Наверно, это хорошо: превращаешься в обычного нормального человека «без глюков». Но мне от этого как-то пусто. И тогда я пытаюсь заполнить эту пустоту чем-нибудь интересным — например, писал рассказы, начал изучать программирование.

«Как дошёл я до жизни такой» (curriculum vitæ)

Я родился 26 октября 1960 года в Ленинграде. Мама была врачом-психиатром. Остальное родственное окружение тоже по преимуществу врачи. Музыкой не занимался никто. Музыкальный слух никогда не был сильной стороной нашего рода (правда, бабушка в молодости, говорят, пела под гитару).

Детство провёл под Гатчиной, где работала мама. Там же с 8 лет начал заниматься в филиале Гатчинской музыкальной школы. (мои музыкальные странности навели бабушку на мысль, что неплохо бы купить ребёнку пианино, что и было сделано сразу после её смерти в 1967 году). Через два года по ряду семейных обстоятельств пришлось бросить занятия. Но я был даже доволен: играть гаммы я не любил, разбору этюдов Черни и инвенций Баха предпочитал импровизации и сочинительство, а ловко записывать ноты во всех 24 тональностях и размерах 5/4 и 7/8 уже успел научиться — настольной, зачитанной до дыр книжечкой был подаренный мне музыкальный словарик Гозенпуда. А на рояле и до сих пор играю далеко не блестяще, хотя даже преподавал фортепиано в музыкальной школе, а сейчас веду ОКФ в колледже им. Тищенко.

Вообще я люблю преподавать фортепиано, потому что, наверно, все проблемы, какие только существуют, я испытал на собственной шкуре. Чего не могу сказать о сольфеджио, преподавать которое не люблю: когда кто-то что-то не слышит, мне очень трудно понять и помочь. Кажется, что они просто придуриваются.

В старших классах хотел быть врачом. Окончив школу, решил поставить точки над i: сунуться в училище им. Римского-Корсакова, провалиться (в чём я был уверен на 99%), успокоиться и с чистой совестью поступать в медицинский, продолжая славную семейную традицию.

Но почему-то в училище я поступил (вот он, словарик-то, где аукнулся!) и на втором курсе понял, что композитор — это мой «диагноз». А фамильную традицию продолжают мои троюродные племянник и племянница (кстати, оба окончили музыкальную школу и неплохо владеют фортепиано).

Первые полгода успел получить мощный творческий заряд у гениальной Г. И. Уствольской (затем она ушла на пенсию), а продолжил обучение у замечательного самобытного композитора В. А. Сапожникова. До сих пор помню его краткие «распоряжения»:

— Эту помесь тухлого Бартока с гнилым Рахманиновым уволить. А эти пять нот гениальные. Вот с ними и работайте.

Когда получалось хорошо, он просто говорил:

— Работайте дальше.

Однажды, на первом или втором курсе, я спросил у Владимира Алексеевича, какие современные партитуры следует посмотреть, чтобы чему-то научиться. Он ответил:

— Учитесь у Моцарта.

Тогда я его не понял, потому что самым главным мне казалось овладеть «современным стилем». Мудрость этого совета дошла до меня намного позже, на последних курсах консерватории.

И ещё один человек оказал на меня огромное влияние: Адам Соломонович Стратиевский, который вёл у нас гармонию и музлитературу. Чем дальше, тем больше я понимаю: если бы не он, то я, со своей ленью, стал бы недоучкой и полупрофессионалом. Однажды он сказал мне: «Ваша лень Вас погубит. Вы станете неплохим композитором (плохим Вы быть не сможете), но не тем, к чему Вас призвала природа».

Свои мысли он часто высказывал в виде ёмких афоризмов. Два таких афоризма стали своего рода моими девизами:

«Нет музыки хорошей и плохой, есть музыка к месту и не к месту».

«Хотите быть простым — будьте изысканны».

Как-то я показал Адаму Соломоновичу свой первый симфонический набросок. Там был эпизод так называемой алеаторики, то есть инструменты импровизируют в заданных параметрах, образуя некую «звуковую кашу». Адам Соломонович подошёл к инструменту:

— Вы, наверно, имели в виду что-то вроде этого? — он заиграл совсем не то, что было в нотах, но именно то, что хотелось мне. — Тогда это нужно делать вот так.

Про мой эпизод он сказал:

— Это будет звучать, как грязь.

— А мне и нужна грязь!

— Поймите, бывает просто грязь, а бывает художественная грязь. Это разные вещи (последовало подробное объяснение, как делается «художественная грязь»).

В Санкт-Петербургскую (тогда ещё Ленинградскую) консерваторию попал далеко не с первой попытки и окончил её в 1990 году по классу проф. А. Д. Мнацаканяна, человека замечательной педагогической тактичности, у которого есть ценное качество: не мешать (впоследствии, сам будучи педагогом, я сумел оценить это в полной мере).

Ещё когда я учился, а потом — учил, писал учебники, то заметил, что в биографиях, даже самых ярких, легче всего рассказывать о детстве и юности. А дальше — какой-то сумбур или унылое однообразие, укладывающееся в одну фразу. Постараюсь свой унылый сумбур уложить в одну фразу.

Перепробовал профессии учителя пения, лаборанта одного медицинского НИИ, почтальона, дворника, плотника, преподавателя ДМШ, редактора, корректора и наборщика нот, аранжировщика и музоформителя, системного администратора, теперь ещё и web-мастера.

Последние годы перебивался частными уроками и частными заказами. В основном — «пусто», но изредка случалось и «густо» (приобрету пару необходимых «железяк», отпраздную это дело с друзьями — и снова «значение по умолчанию="empty"», а бывает и "null").

С октября 2013 года преподаю в только что открывшемся Музыкально-просветительском колледже им. Б. И. Тищенко.

Это Кузя

Некоторых интересует в первую очередь «личная жизнь» различных творческих, да и не творческих людей. Что ж, признаюсь, был дважды женат, но, видимо, органически не приспособлен к семейной жизни, так что на сегодняшний день моя личная жизнь — вот этот сайт и та музыка, что частично помещена на нём; рояль да компьютер. И ещё:

В последние мартовские морозы 2011 года в наш подъезд подбросили очаровательного котёнка: чистенького, явно домашнего. Видимо, потеряшка.

Милый, общительный, доверчивый, дней пять он тусовался в подъезде, стал общим любимцем, почти у каждой двери стояла плошка с едой…

…Теперь это мой домовёнок Кузя.

У чёрненького Кузика

Беленькое пузико

И белые сапожки

На ручках и на ножках.

Он уже становится похожим на хозяина: доверчивый, простодушный, но отнюдь не простой. Иногда удивительно тонкий и деликатный, иногда молчаливо обидчивый. Немного меланхоличный, но своенравный, в некоторых вопросах (в том числе и весьма нежелательных для хозяина) категорически «упёртый». Ко мне обращается не пошлым «мяу», а «нн-дррр» (а в последнее время принялся за освоение гласных: «ауээи!»). А как этот композиторский кот точно и эмоционально дирижирует хвостом, когда мы слушаем музыку!

А это Маслик

Этим дело не ограничилось. Когда появился Кузя, у меня жила знакомая, у которой были проблемы с жилплощадью. Она позавидовала мне и тоже завела котёнка. Круглый чёрно-коричневый пушистый комочек с огромными оливковыми глазищами был очень похож на маслинку. Этим женским именем она и нарекла мальчика (я переименовал его в Маслика). Если бы с детства удалось раскусить его эпикурейский нрав, его бы следовало назвать Эпикуром. Просто обожает, когда ему чешут животик. И всё время разбрасывает еду. Я проследил и выяснил, что он сначала лезет в миску лапой, выгребая самые лакомые кусочки. И вообще редкий обжоркин (однажды даже откачивать пришлось).

Маслик — воплощение умного и практичного городского кота-обывателя (Домбровский называл таких «умильными попрошайками»). Он великолепно (и часто) по-русски выговаривает «мяу» (у Кузи в его редких мяуканьях почему-то проступает еврейский акцент: глиссандо вверх). Если он научится писать, то станет вторым котом Мурром (благо хозяйских рукописей для этого предостаточно).

Потом моя знакомая получила комнату и уехала, а Кузя с Масликом так сдружились, что разлучать их просто опасно. Постоянно «ботают» между собой по своей «фене». Спят в обнимку. Иногда устраивают «показательные выступления» по вольной борьбе (впрочем, Кузя последнее время предпочитает бокс).

Их взаимоотношения весьма любопытны и динамически изменчивы. Последнее время Маслик начинает всё больше протестовать против абсолютного Кузиного лидерства. А Кузя, не видя должной поддержки с моей стороны, начинает обижаться на меня. Но в конечном итоге побеждает дружба.

Так теперь и живу в окружении котов, как Карл Черни.


А теперь немножко официоза

Автор 6 симфоний, 6 ин­ст­ру­мен­таль­ных кон­цер­тов, ор­ке­ст­ро­вых ми­ни­а­тюр, 11 струн­ных квар­те­тов, 3 фор­те­пи­ан­ных со­нат, ря­да ка­мер­но-ин­ст­ру­мен­таль­ных со­чи­не­ний для раз­лич­ных со­ста­вов, 9 во­каль­ных цик­лов, 2 дет­ских опер (для ис­пол­не­ния детьми) — «Мы­шо­нок Рем» и «Апель­си­но­вые корки», музыки к ряду документальных фильмов.

(Есть также хоровая и компьютерная музыка, но это пока что сознательно оставляю «под спудом».)

«…динамично развивает в своем творчестве лучшие достижения традиционной композиторской школы ХХ столетия. Произведения А. Фролова звучат нечасто, но всегда вызывают яркий отклик у слушателей и критиков.

Уде­ля­ет ос­нов­ное вни­ма­ние мас­штаб­ным про­из­ве­де­ни­ям, ча­сто во­каль­ным (3 из 6 сим­фо­ний — с го­ло­сом, во­каль­ным ан­сам­блем, хо­ром). Тя­го­те­ет к пси­хо­ло­ги­че­ски на­сы­щен­ной ме­ло­ди­че­ской вы­ра­зи­тель­но­сти, ли­ри­ко-дра­ма­ти­че­ско­му сим­фо­ни­зму, иду­ще­му от Чай­ков­ско­го и Шос­та­ко­ви­ча че­рез сим­фо­нии А. Лок­ши­на, ко­то­ро­го счи­та­ет сво­им идей­ным пред­ше­ст­вен­ником.»

(из фестивального буклета)

Автор двух учебников музыкальной литературы для ДМШ (издательство «Композитор • Санкт-Петербург»), ряда статей и рецензий в петербургской музыкальной прессе.

Музыка исполнялась в России, Голландии, Италии, Финляндии, США.

Член СК России и Санкт-Петербурга.

Член РАО.

Да, забыл... Я ведь теперь ещё и лауреат Всероссийского конкурса (за детскую песенку для малышей).

Последние несколько лет занимаюсь также web-дизайном и web-программированием.

Созданные мной сайты (портфолио):

http://froland.ru
(на котором Вы находитесь)

http://froland2.narod.ru
(мой старый сайт, теперь там мой «хомяк»)

http://zmitr.ru
(сайт художника и скульптора Геннадия Змитровича)

http://arustra.spb.ru
(сайт творческого объединения Ассоциация «Русская Традиция»)

http://squashmusic.narod.ru
(домашняя страничка ансамбля «SQUAШ»)

http://vera-orlovskaya.ru
(сайт поэта и прозаика Веры Орловской)

http://cdt-melnikova.narod2.ru
(сайт ЦДТ И. Мельниковой Адмиралтейского р-на С.-Петербурга)

http://tschaikowskiso.ru
(сайт Санкт-петербургского симфонического оркестра «Чайковский»)

http://romanleontiev.ru
(сайт дирижёра Романа Леонтьева)

 

http://mhcollege.spb.ru
(сайт Музыкально-просветительского колледжа им. Б. И. Тищенко)

http://victoria-zet.ru
(сайт композитора и преподавателя Виктории Бабаевой)

 

О музыке

О моей музыке пусть расскажут другие.

Последнее обновление страницы: 29.12.2020, 21:12

 [an error occurred while processing this directive]